Археолог ИРНИТУ Алексей Тетенькин совершил 20-ю экспедицию в район стоянок древних людей «Коврижка» (Бодайбо)

21 сентября 2015 года//Наука

Сотрудник научно-исследовательской лаборатории археологии, палеоэкологии и систем жизнедеятельности народов Северной Азии ИРНИТУ Алексей Тетенькин летом этого года продолжил работу над раскопками жилища эпохи палеолита на стоянке Коврижка-IV в Бодайбинском районе. В экспедиции археологом было сделано несколько открытий, указывающих на особое отношение древнего человека к религиозно-идеологической стороне жизни.

Как рассказал А. Тетенькин, 2015 год стал знаковым для его исследовательской работы на Севере Приангарья. Он работает в районе концентрации древних археологических местонахождений под названием «Коврижка» уже 20 лет.

Группу археологических стоянок каменного века «Коврижка I-IV» А. Тетенькин открыл в 1995 году. Название дано в честь скалы на реке Витим. Стоянки находятся возле поселка Мамакан в 17 км от Бодайбо. За время работы на «Коврижке» ученый собрал ценную коллекцию каменных охотничьих орудий и орудий для обработки шкур, кожи и дерева. Кроме того, он обнаружил первые в Байкало-Патомском нагорье украшения: бусинку и подвеску возрастом 8-7 тыс. лет.

Год назад на объекте «Коврижка-4» ученые нашли остатки кострища и кольцевую каменную выкладку, что указывало на построенное когда-то здесь жилище. Этим летом перед археологами стояла задача – расширить зону поиска и выяснить, имеет ли найденный ранее культурный слой какое-либо продолжение».

С июня по июль этого года А. Тетенькин с группой иркутских археологов обследовал участок по береговой террасе р. Витим, датированный финальным палеолитом (8-15 тыс. лет назад). На месте раскопок ученым удалось обнаружить дугу из камней, огибавшую половину жилища по периметру. Интересно, что 12 элементов в дуге чередовались попарно: валун и неокатанная гнейсовая плита. По мнению А. Тетенькина, такая бинарная закономерность может говорить об определенных идеологических особенностях древних палеоазиатов, а также символизировать разделение мужского и женского начал.

В одной половине жилища найдены ножи, скребки из халцедона, порфирита, аргиллита и горного дымчатого хрусталя. Все находки различаются не только по размеру, но и по функциям: каждый инструмент имел определенное значение в процессе обработке шкур животных. Скорее всего, эта часть жилища и была отведена женщинам для хозяйственной деятельности. Вторая принадлежала мужчинам, поскольку там археологи обнаружили микропластинки, служившие вкладышами для наконечника копья. Кстати, на мужской зоне лежал округлый камень, а на противоположной плоская плита.

Кроме того, на месте жилища раскопано еще одно кострище, но на этот раз в привходовой зоне. Рядом с кострищами на полу обнаружены следы охры. По словам А. Тетенькина, это уникальная находка для северного Прибайкалья. Выявить предназначение красного порошка охры в быту еще предстоит, поскольку традиционно его использовали для поминальных обрядов или жертвоприношений.

«Если люди каким-то идеологическим образом обставляли свою смерть, то логично предположить, что они использовали идеологию и в жизни», - поясняет А. Тетенькин.

В процессе раскопок рядом с данным археологическим комплексам обнаружен культурный слой со следами охры и угля. По словам археолога, в данном случае может идти речь о возможном при дальнейшей работе открытии целого поселения. На этом же местонахождении был найден искусно обработанный каменный нож, спрятанный под плитой.

«Такие вещи в археологии называют кладами, т.е. скорее всего, человек, покидая жилище, спрятал нож про запас», - комментирует А. Тетенькин.
По результатам экспедиции археологам еще предстоит обработать и интерпретировать материалы.

«Сейчас мы подсчитываем, упаковываем находки. Возможно, эта работа будет продолжена и на международном уровне, т.к. осенью этого года в нашу лабораторию планирует приехать археолог из Парижа Оред Анри, которую интересует работа российских ученых. Благодаря применяемым ею методам, мы сможем выявить породы деревьев, которые древние использовали в качестве топлива для обогрева жилища. Для этого потребуется провести анализ угольков от кострищ», - отмечает А. Тетенькин.

Как не раз отмечал ученый, ценность исследований разновременных комплексов культурных горизонтов «Коврижки» в том, что они позволяют построить модель развития культуры древнего населения в этом районе в течение 12-6 тысяч лет назад.

Ольга Балабанова
Фото из личного архива Алексея Тетенькина



Вернуться